производство плетеной мебели Купить Киев Клиромайзеры

ОЛЕГ ДРОЗДОВ

С харьковским архитектором Олегом Дроздовым коллеги знакомы по двум крупным презентациям, прошедшим в Одессе. Первая: проект «Монисто. Морское побережье Одессы», рассматривающий появление намывных территорий – цепи разнофункциональных островов – и рассчитанный на системного инвестора. И вторая: выставка «Патиология», носящая, скорее, исследовательский характер и поднимающая вопросы классификации частных пространств. Своим первым проектом Олег, собственно, и ответил на вопрос, как может развиваться побережная зона Одессы: предлагаемые его командой острова не только закрыли бы очевидную потребность в новых землях, но также стали бы источником финансирования других городских программ. Так деньги, полученные от намыва и продажи островов (по проекту их семь), предлагалось направить на реконструкцию центральной части Одессы, создание современной транспортной инфраструктуры и решение экологических проблем.
Но и «Монисто», и любые другие проекты сегодня лишь подчеркивают странную логику ситуации, когда перспективы развития какой-либо одной зоны, пусть даже стратегически важной, рассматриваются вне контекста общегородской программы.

Такая ситуация характерна не только для Одессы. Пожалуй, главная проблема – и даже не только нашей страны, но и всего постсоветского пространства – это мощнейший и, похоже, неодолимый всплеск эгоизма, когда откровенно плевать на общественные интересы. Поэтому сегодня, скорее, исключением из правил, чем правилом, стало такое понятие как этика отношений – отношений между людьми, между архитектором и городом, между архитектором, городом и его историей или природой.
В последнее время мы страшно торопимся жить: не анализируем ситуацию, не пытаемся найти смысл в том, что делаем. Все стремительно. Все – проскакивает.
Я думаю, самое важное сегодня – остановиться.
Первое – через широкое обсуждение разработать концепцию развития и как следствие – «правила игры», т.е. правила взаимодействия с городской средой.
Второе – научиться соблюдать эти правила.
Последнее – самое сложное, ведь мы привыкли жить в мире исключений. Обойти запрет – едва ли национальная игра. Но я могу утверждать: такие правила настолько точно сформулированы, в них столько уточнений и ограничений, что хорошая архитектурная вещь получается едва ли не сама собой, независимо от остроумия профессионала. Правила застройки и их регламентация – это и определение функции объекта, что тоже является сегодня больной, «плавающей» темой. Поэтому в ситуации «жизни без правил» обсуждение любых перспектив – и развития побережья в том числе – это путь от частного к целому.
Такое обсуждение сегодня может быть полезно только как представление различных точек зрения и профессионального видения его участников. А чтобы ситуация изменилась и продвинулась к реальным действиям, амбиции города должны сосредоточиться на том, чтобы полностью «владеть сюжетом». Городу нельзя отдавать инициативу в частные руки. Сам город должен выступить девелопером и отстаивать собственные интересы! Только город способен обеспечить серьезные исследования, на основании которых можно решить сложнейшие инфраструктурные задачи, можно говорить о резервировании тех или иных территорий или пересмотре их функций, о создании каких-либо знаковых объектов, о наращивании культурной составляющей… Отдельная тема – порт, это разработка специальной программы. Центр – также отдельная программа, причем, важнее здесь не стилистические вещи, а вопрос масштаба и значит, – ограничение высотности. К тому же, давно назревшие автомобильные проблемы говорят о том, что пора вывести отсюда деловую часть и освободить центр для туризма.
В цивилизованном мире подобные исследования «продвигает» через муниципалитеты общественность. И в результате получает те самые правила игры. Какие-то сложные «куски», например, новые общественные пространства, проходят через конкурсы, а те, в свою очередь, широко обсуждаются и освещаются.
У нас же отношения с общественностью сложные, если не сказать – подпорченные. Это та заведомо битая карта, которую власти вытаскивают, когда общественных слушаний не избежать. Такие отношения развиваются не в поддержку, а в противовес, и часто проявляются различными «несогласиями». Их вряд ли назовешь партнерскими.
Так почему же сегодня все происходит так, как происходит? Я думаю, у наших городов одна проблема: власти не привыкли играть первую скрипку, в лучшем случае их деятельность сводится к тому, чтобы утихомирить частные инициативы, иногда предельно дерзкие и антиобщественные, или даже – инициативы общественные. Ну должен же кто-то проявлять активность при безынициативной власти! Или, к примеру, такие институции как градсовет: на нем обсуждается то, что должно быть прописано в первичных документах – 16 этажей или 12. Все – от функции объекта, до стилистики, количества этажей и даже отделки – все должно быть прописано еще на стадии передачи материалов по участку в руки архитектору.
То, что я говорю сейчас, прекрасно известно и коллегам, и властям любого города, Одессы в том числе. И на вопрос «Что делать?» у города должен быть четкий ответ: делать концепцию, в массах, как сделали мы, затем утверждать-дискутировать, что-то менять, дорабатывать и предпринимать шаги по ее реализации.
А когда город отстаивает свои интересы вроде той зоны, вокруг которой вы дискутируете, нужно понимать, как ее подать. Это полузеленое, полусвободное пространство, где нет ни одного фрагмента качественного парка, но есть откосы, холмики и обрывчики. Чтобы подать такой склон как некую природную прелесть, его нужно дооформить, а это уже серьезное структурное проектирование! И оно, еще раз повторю, должно быть инициировано городом.
А что касается новых земель, то и острова, и портовые платформы – это варианты, это интересные решения даже с точки зрения ландшафта, но не панацея. Хотя, зная одесский земельный ресурс, я думаю, что появление любой новой земли даст мощные новые возможности. Однако, они должны быть сбалансированы. И прежде, чем прийти к вопросу о новых землях, нужно решить первоочередные инфраструктурные задачи, иначе – это путь к социальным проблемам.

Записала Татьяна Полонская